«Живая Шляпа» > Снимите шляпу > Майкл ДЖЕКСОН, музыкант, певец Газета выходит с 16 декабря 1994 года

Воспоминания о Майкле Джексоне Севы Хавина

»illustrazia»

bukvizaтот великий день — как ни странно — шёл беспрерывно дождь.
Когда мы с другом приехали в Лужники, то обнаружили там много луж и целую флотилию промокших милиционеров в серых плащах. У нас были билеты в партер, что, с одной стороны, было хорошо, потому что оттуда лучше видно, но, с другой стороны, — это «стоячие» билеты, а хотелось занять место поближе. Поэтому мы приехали заранее. Все входы на стадион были закрыты двойными милицейскими рядами, как заборами. Поскольку очереди никакой не было, мы встали, так сказать, лицом к лицу с милицией. Вскоре за нашими спинами выросла довольно большая толпа. Так мы и стояли под дождем больше часа, пока за «забором» не появились контролеры с красными повязками на рукавах.

Милиция расступилась. Надо сказать, это было весьма неосмотрительно, потому что толпа возбуждённых фэнов рванула вперед с таким напором, что контролеры как-то   быстро в ней затерялись. Тогда, поняв свою ошибку, блюстители порядка стали орать и обратно всех загонять — дубинками. В это время мы с другом очень пожалели, что были среди первых. Кое-как восстановились прежние границы, причем выяснилось, что мой друг получил пребольно по руке и спине.

Стали пускать по одному. Пройдя контроль, снова-таки среди первых, мы очутились на краю большого-большого зелёного футбольного поля. На противоположном конце, где-то   вдалеке, чернела сцена. В следующее мгновение мы во всю прыть неслись к ней. И встали мы так близко, да ещё посередине, что сначала даже не поверили в подобную удачу.
Не дальше, чем в пяти метрах от сцены — друг не даст соврать! Сейчас уточню…
Звоню ему, он согласен «с расстоянием в пять метров до сцены», только просит не рассказывать, что с ним дальше было. Но я все равно напишу. На этот раз нас так придавили, что стало трудно дышать.

Жара поднялась, как в бане, да еще люди надышали густой туман. И представьте себе, лицо моего дружка вдруг стало белеть и приобрело даже какой-то зеленоватый oттeнок. «Что с тобой», — спрашиваю. А он воздух ртом, как рыба, хватает и собирается сознание терять. Ну что прикажете с ним делать, искусственное дыхание, что ли? Посоветовал я ему запрокинуть голову и дышать глубже, да и сам сделал то же самое, потому что чувствовал себя не лучше.
Приспособились — и друг мой обратно порозовел. А вот девчонка рядом стояла, симпатичная, между прочим, так ее без сознания поверх голов унесли. И много таких было. Что говорить слабый пол!

Между тем, время шло, а ничего не начиналось. Джексон явно запаздывал! Больше трёх часов ждали мы начала концерта! Всё это время толпа раскачивалась, как море во время шторма: сначала несёт всех влево, и кажется, вот-вот все упадут. Но нет: идет навстречу другая волна, они сталкиваются, слышится треск костей и вопли, волны расходятся, и всё начинается сначала. Очень важно после волнений остаться на плаву, на своем месте, да еще и живым.

Другая задача — никого не пропустить вперёд себя. А то разные умники просачиваются во все щели и, если не подсуетиться, то живо окажешься позади. Это я пишу в наставление тем, кто в будущем соберётся на что-нибудь   подобное. Да ещё запомните: если ваш рост на много меньше ста восьмидесяти, лучше садитесь на трибуны.

Разогревала нас известная группа Culture Beat. Они спели «Mr. Vain» и три другие песенки, чем временно нас развеселили. Но, однако ж мы не их ждали. Вот они ушли – и опять тишина. Только звучала тихонько музыка Beatles и по сцене ползали какие-то людишки, тёрли мокрый пол сухими тряпками. Всеобщее терпение приближалось к концу. Слышались проклятия в адрес Майкла.

И вдруг! Вдруг совершенная темнота воцарилась над стадионом. Послышался зловещий космический звук, от которого у меня побежали мурашки по коже, да и народ как-то   сразу попритих. Включились два огромных телеэкрана, на которых стали показываться стадионы, толпы, заплаканные девичьи лица — словом, съёмки предыдущих концертов. Электронный звук всё усиливался и чувствовалось, что развязка близка. Вот на экранах мелькнул знакомый силуэт, ещё раз, другой, и ба-бах!!! Сцена, казалось, взорвалась. Огонь, дым, сотни мощнейших прожекторов ударили в глаза. А на сцене стоял неподвижно в странной позе и в странном одеянии … ну, конечно, Майкл Джексон!

Откуда он там взялся – я успел заметить. Он сначала лежал на спине на полу, а в мгновение взрыва выпрыгнул, извернувшись невероятным способом. Стадион взревел от восторга. А Майкл по-прежнему стоял в такой позе, в какой люди и не стоят: как-то   слегка подпершись руками и устремив взор вдаль.
Я его жадно рассматривал. Цвет кожи – идеально розовый, на лице – тёмные очки, вьющиеся чёрные волосы забраны в хвостик, худая фигура с непропорционально широкими плечами. Он был в одном из своих крутых костюмов и, учитывая позу, был похож, скорее, на робота или пришельца, чем на человека. Да он ещё и не шевелился минут пять, так что и я засомневался, человек ли это.

Но вот Майкл зашевелился и грянула музыка песни «Jam». И пошёл Джексон выписывать кренделя! Нечего и говорить, как это было здорово! Недаром говорят, что никто в целом мире не танцует лучше Майкла Джексона. Впрочем, он тут же поскользнулся и поубавил пыл, даже проехался пару раз по сцене, как по льду, мол, сами видите, какие условия: сцена-то мокрая
. На это вылезла прислуга и прямо во время концерта вокруг Майкла ползала, пол тряпками сушила.

Каждая песня одеждой Майкла, танцами, освещением, спецэффектами отличалась от предыдущей. Один раз перед сценой спустились три огромных белых полотна и на них проецировались огромные белые силуэты Майкла. Вдруг эти экраны быстро поднялись, и вот он сам — в белом ослепительном костюме и белой шляпе. Во время исполнения песни «Thriller» Майкл нацепил на себя лохмотья, звериную лохматую маску на голову и стал похож на оборотня. А рядом с ним, в точности повторяя его движения, танцевали светящиеся в темноте скелеты. Каждая их пара управлялась черным человеком между ними, почти невидимым в темноте. Одну русскую девушку пустили на сцену. Она обняла Джексона и не хотела отпускать. Толстый охранник-негр еле-еле её, заплаканную, отцепил.

Последней песней была «Неаl the World» На сцене надулся большущий голубой глобус высотой метров семь-девять, и дети разных народов в национальных костюмах водили вокруг него хоровод. этот шар кто-то   из толпы кинул бутылку, гад!).
Под конец Майкл сказал нам: «1 love уоu, Moscow» и ушел. Грянул салют. Им шоу и закончилось. Мне показалось, что уж больно быстро. Может, сократили?

Загорелся свет. Люди стали расходиться. Я опустил глаза и увидел, что мои белые кроссовки и джинсы стали чёрными до колен. А, мелочи! «Ну как?» — спросил друга. Но он не ответил, потому что был занят – искал свой ботинок.

«Живая шляпа», № 1, 1994 г.

шляпа, живая шляпа, адрес, музыка, Майкл, Джексон, туман15.04.2015, 1260 просмотров.

© 1994-2015 Татьяна Романова

Система управления сайтом HostCMS v.6

© АНО "Творческое объединение "Живая шляпа". Все права защищены.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт livehat.ru обязательна.